Крест. Николай Гумилёв.

Комменарии, замечания и пр. к стихотворениям, статьям и пр. на сайте gumilev.ru
ИванПолувеков
Posts: 329
Joined: 19 Jun 2009, 05:47
Location: Хакасия
Contact:

Крест. Николай Гумилёв.

Postby ИванПолувеков » 30 Jun 2010, 05:20

Ссылка на статью: Крест. Николай Гумилёв.

Подсказкой, воодушевляющей читателя на поиски второго смысла, являются слова "... что игра эта - сон", которыми автор намекает, что речь идет не о простой карточной игре. И разве ослабляется опьяняющее действие вина на человека из-за того, что тот терпит постоянные неудачи?
Предположим, что выбор карты - это выбор избранницы. Она же, облеченная подобной честью, обозначается как звезда. Тогда понятно, что каждая из целой их последовательности не оправдала надежд ("бледнели одна за другой"), и они (их аромат, их вино) теряют свою опьяняющую силу. И он начинает понимать, что это не тот путь: такая жизнь - это сон.
И вот он встречает ОДНУ, ради которой можно пожертвовать ВСЕМ, что у него есть ("Весь банк покрываю я в карте!"). Получает отказ ("карта убита"), но остается у нее в плену ("я побежден").
Б этом стихотворении Гумилев вводит в обиход еще один символ: еда отныне (почти всегда) в его произведениях означает общение с сексуальным партнером, флирт. Основанием для такого словоупотребления служит то, что не так уж редко половое влечение называют жаждой, голодом.
Крест тоже приходится признать символом. Иначе пришлось бы признать, что стихотворение посвящено ОПИСАНИЮ КОЩУНСТВЕННОГО ПОСТУПКА, что противоречит сути ”изящной словесности”, и совершенно невозможно для Гумилёва. Мы говорим "Крест тяжелый!”, имея в виду вою сумму трудностей, испытаний, невзгод, встречающихся на нашем пути, другими словами, именно то,: что и составляет ЖИЗНЬ. Таким образом, "не помню я сам, как я пал на колени, мой крест золотой прижимая к губам" значит, что он без памяти влюблен в жизнь, в свою жизнь, он преклоняется перед ней, а каким образом он к этому пришел-неважно.
И опять он поставлен пред выбором. Или вести прежнюю жизнь, довольствуясь общением се случайными партнерами (“выпрашивать хлеба"), ИЛИ посвятить той, которая отвергает его, всю свою жизнь, со всем, что наполняет, составляет ее. Он сделал блистательный выбор. Он выбрал второе: “на карту поставил мой крест”, причём, золотой, то есть в его жизни радостей было больше, чем тягот. И вот это-то и повергает в изумление всех, кто об этом узнает.
Дополнение1. «Стать вольным…и…выпрашивать хлеба»? Как раз наоборот, в этом случае он становится в полную зависимость от тех, кто может дать или не дать ему хлеба. Парадоксальность устраняется, если понимать под словом «вольный» свободу от того плена, о котором он говорит в стихотворении «Маскарад».
Дополнение2. В тексте стихотворения встречается два раза подряд примененное слово "нежный": "...тени бродили так нежно по нежным снегам”. При поверхностном анализе это обстоятельство говорит не в пользу умения автора “складывать стихи". Более детальный анализ позволяет выяснить, какие именно цели преследовал автор, вводя подобный диссонанс.
Описание того, что он увидел "выйдя на воздух”, непосредственно предшествует сцене целования креста, сцене признания в любви к жизни, сцене, являющейся ключом к пониманию всего стихотворения, и несет двоякую нагрузку. Во-первых, оно подготавливает читателя к восприятию того, КАКОЙ он видит жизнь, свой золотой крест. Во-вторых, как всегда у Гумилева, повторяющееся слово служит сигналом, предупреждением: Смотри в оба! Не проморгай самое интересное!
Обратим внимание, что и без того удвоенная характеристика ("нежные", "нежно") еще дополнительно усиливается введением местоимения ТАК. И все это о чем? О снегах и каких-то "рассветных тенях". Совершенно ясно, что о рассветных тенях в прямом смысле здесь речи не идёт. Во-первых, естественное освещение на рассвете не дает теней, а если это тени от фонарей - то тогда они не могут “бродить".
Таким образом, повторение слова “нежный", буквально режущее слух читателя, призвано играть более значительную роль и решать более важные задачи, чем обеспечивать простую плавность, текучесть стиха. Введением этого усиленного парадокса автор ЗАСТАВЛЯЕТ читателя построить собственную модель, собственное понимание того, что это за снега и рассветные тени.

Return to “Комментарии”