Фра Беато Анджелико. Николай Гумилёв.

Альтернативное прочтение стихотворений, поиски скрытого.
ИванПолувеков
Posts: 329
Joined: 19 Jun 2009, 05:47
Location: Хакасия
Contact:

Фра Беато Анджелико. Николай Гумилёв.

Postby ИванПолувеков » 21 Oct 2009, 11:11

Ссылка на статью: Фра Беато Анджелико. Николай Гумилёв.
Фрагмент
«Венценосных фурий» Венценосных, то есть, носящих венец с некоторых пор, а именно, после венчания, состоявшегося в Никольской Слободе.
Фурий – это ответ на ахматовское «Муж хлестал меня узорчатым, вдвое сложенным ремнём» (Этими словами Ахматова описывает, как она воспринимала выполнение мужем своей главной супружеской обязанности. "Узорчатым" - это прямое указание на узорчатого жирафа, которым Гумилёв хотел утешить тоскующую девушку. И, ВООБЩЕ-ТО, он был бы прав, если бы не незабвенная память о принце из "У самого моря").
Множественное число при нимфах и фуриях – это гипербола, поскольку она представала в ТАКОМ обличье неоднократно.

«Выпускает ночь из рукава» Этим выражением в сказках (только там не «ночь», а какая-нибудь волшебница) обозначается НЕОЖИДАННОЕ появление чего-либо ЧЕРЕДОЙ, ОДНО ЗА ДРУГИМ. В данном случае: Она (Ахматова) становится (ночью) то феей (хрустальной нимфой), то фурией - и совершенно неожиданно, необъяснимо.

«Горит закат на городской стене» Все четыре входящих в этот образ слова несут очень глубокий символический смысл.
Город - это семья (его, автора).
Городская стена - периферия, граница соприкосновения семьи с окружающим миром, полным соблазнов (читай Ахматову - и этот тезис не покажется ни странным, ни неожиданным).
Закат - окончание светлого времени, радостного отрезка их совместной жизни, столь короткого - как день.
Горит - это окончание (заканчивание) производит (сопровождается) сильный эффект в их душах - они СТРАДАЮТ (горят) оба.

Сергея Городецкого (см. его статью) тоже не устраивает первый смысл стихотворения. Но он не довёл свою критику до конца - она у него осталась неконструктивной.
При всей разнице в масштабах фигур Городецкого и Гумилёва, при всей разнице в подходах к литературе у Городецкого и у меня - он тоже почувствовал фальшь, обнаружил нелепости, кричащие несоответствия между Итальянским ХУДОЖНИКОМ, и образом, предъявленным нам в стихотворении. И не смог молчать, он как бы кричит: "Это совсем не Фра Беато Анжелико! Здесь изображён совсем ДРУГОЙ ЧЕЛОВЕК!"

А НА КОГО ПОХОЖ изображённый Гумилёвым человек, я попытался намекнуть выше.

Return to “Версии”