РАЗЛУЧЕНИЕ НАШЕ МНИМО

Альтернативное прочтение стихотворений, поиски скрытого.
ИванПолувеков
Posts: 329
Joined: 19 Jun 2009, 05:47
Location: Хакасия
Contact:

РАЗЛУЧЕНИЕ НАШЕ МНИМО

Postby ИванПолувеков » 24 Sep 2009, 10:03

Волшебное число 21

Эта страничка, как следует из заглавия, представляет интерес для любителей волшебства - раз, для любителей чисел - два, для желающих познакомиться с Ахматовой - три.

"Двадцать первое, ночь, понедельник", - писала Ахматова.

«Очертанья столицы во мгле». Столица не может иметь очертаний. Очертания бывают только у чётко отграниченных от окружающего пространства предметов: очертанья лица, очертанья моста, очертанья домика, очертанья человеческой фигуры. А столица плавно переходит в пригород и очертаний иметь не может.
Столица - это город, то есть, сообщество людей, а поскольку город не простой, а главный, то это не простое сообщество людей, а людей самых главных (для неё): очертанья их (его и её) сообщества.
«Во мгле» - их взаимоотношения запутались, они неразборчивы, трудно понять, кто прав, кто виноват, и в чём вина и в чём заслуга, и не примыкает ли к ним кто-либо ещё (очертанья).
«Все поверили». Когда Гумилёв говорит «Все», это, чаще всего, означает её одну. По-видимому, здесь то же самое: все поверили – это значит, Гумилёв поверил, что есть любовь. И он так и живёт. Потому что Ахматовой не могло быть неизвестно, что людей, отрицающих любовь (а признающих только плотское влечение) - во много-много-много раз больше.
И как же эти «все» живут? - ждут свиданий, боятся разлуки и любовные песни поют - исчерпывающая характеристика, как живёт Гумилёв.
«Больна» - со времён Анненского (а может, и раньше), это слово значит «влюблена» (см. контекст, в котором встречается слово «недуг»).
«Как будто больна» - она и сама не может понять, любит или не любит.
Соблюдает ли Ахматова свой Принцип Точности? Да; это видно, если вспомнить ещё одну любимую фигуру Ахматовой - фигуру умолчания. Здесь пропущено уточнение. Все, кто мне дороги, все, кого я люблю, все, кто носит имя Н.С. Гумилёв (а также этот Дон Жуан, который смутил сердце стремящейся к возвышенному Ахматовой (см. «У цыган», а также «Замбези»)).
Слова «понедельник», «ночь» являются абсолютными синонимами словосочетания «Двадцать первое» и ничего не добавляют к нему. Даже не уточняют. Они введены для облегчения читателю понять, что всё это значит.

Return to “Версии”